Главная

В нашей библиотеке работает

 Правила доступа здесь

Правовая информация

Журнальный зал

Доступный спорт

Миленина Анна - самая титулованная спортсменка

Российская биатлонистка и лыжница. Семикратная Чемпионка зимних Паралимпийских игр. Заслуженный мастер спорта России. Чемпионка Мира.

(2949)
Read more...
Кто на сайте ?
We have guests online
Статистика
Content View Hits : 17776059
Счетчики


В Ялте. В Константинополе

User Rating: / 6
PoorBest 

12 апреля 1900 года И.А. Бунин приехал из Москвы в Ялту, поселился в гостинице «Крым». Туда же через несколько дней приехал его брат Юлий, с которым они планировали совершить совместное путешествие в Константинополь. Юлий Алексеевич Бунин пытался, таким образом, вывести брата из депрессии, в которой тот пребывал после разрыва с женой Анной Николаевной (Цакни).

[Бабореко, А.К. И. А. Бунин. Материалы для биографии с 1870 по 1917. - М., 1967]

12 апреля 1903 года И.А. Бунин писал брату Юлию из Константинополя:

«Выехал из Одессы 9 апреля, в 4 ч. дня, на пароходе „Нахимов", идущем Македонским рейсом, то есть через Афон. В Одессу мы приехали с Федоровым 9-го же утром... на пароход меня никто не провожал. Приехал я туда за два часа до отхода и не нашел никого из пассажиров первого класса. Сидел долго один, и было на душе не то что скучно, но тихо, одиноко. Волнения никакого не ощущал, но что-то все-таки было новое... в первый раз куда-то плыву в неизвестные края... Часа в три приехал ксендз в сопровождении какого-то полячка, лет пятидесяти, кругленького буржуа-полячка, суетливого, чуть гоноровитого и т. д. Затем приехал большой плотный грек лет тридцати, красивый, европейски одетый, наконец, уже перед самым отходом, жена русского консула в Витолии (близ Салоник), худая, угловатая, лет тридцати пяти, корчащая из себя даму высшего света. Я с ней тотчас же завел разговор и не заметил, как вышли в море. „Нахимов" — старый, низкий пароход, но зыби не было, и шли мы сперва очень мирно, верст по восемь в час. Капитан, огромный, добродушный зверь, кажется, албанец, откровенно сказал, что мы так и будем идти все время, чтобы не жечь даром уголь; зато не будем ночевать возле Босфора, а будем идти все время, всю ночь. Поместились мы все, пассажиры, в верхних каютах, каждый в отдельной. За обедом завязался общий разговор, причем жена консула говорила с ксендзом то по-русски, то по-итальянски, то по-французски и все время кривляясь а-ля высший свет невыносимо. И все шло хорошо... медленно терялись из виду берега Одессы, лило вечерний свет солнце на немного меланхолическое море... Потом стемнело, зажгли лампы... Я выходил на рубку, смотрел на еле видный закат, на вечернюю звезду, но недолго: наверху было ветрено и продувало прохладой сильно. Часов в десять ксендз ушел с полячком спать, грек тоже, а я до двенадцати беседовал с дамой — о литературе, о политике, о том о сем... В двенадцать я лег спать, а утром солнечным, но свежим пошел на корму... поглядел на открытое море, на зеленоватые тяжелые волны, которые, раскатываясь все шире, уже порядочно покачивают пароход. Добрался до каюты. Затем заснул и проснулся в одиннадцать часов... Балансируя, пошел завтракать, съел кильку, выпил рюмку коньяку, съел паюсной икры немного — и снова поплелся в каюту; завтракали только капитан и полячок. Остальные лежали по каютам, и так продолжалось до самого входа в Босфор. Пустая кают-компания, утомительный скрип переборок, медленные раскачивания с дрожью и опусканиями — качка все время была боковая, — пустой полусон, пустынное море, скверная серая погода... Проснусь, — ежеминутно засыпал, спал в общем часов двадцать, — выберусь, продрогну, почувствую себя снова хуже — и опять в каюту, и опять сон, а временами отчаяние: как выдержать это еще почти сутки? Нет, думаю, в жизни никогда больше не поеду. К вечеру мне стало лучше, полное отсутствие аппетита, отвращение к табаку и тупая сонливость продолжалась все время. К тому же солнце село в тучи, качка усилилась — и чувство одиночества, пустынности и отдаленности от всех близких еще более возросло. Заснул часов в семь, снова выпил коньяку, — за обедом я съел только крохотный кусок барашка, — изредка просыпался, кутался в пальто и плед, ибо в окна сильно дуло холодом, и снова засыпал... В два часа встал и оделся, падая в разные стороны; в четыре часа, по словам капитана, мы должны были войти в Босфор. Выбрался из кают-компании к борту — ночь и качка — и только. Сонный лакей говорит, что до Босфора еще часа четыре ходу. Каково! В отчаянии опять в каюту и опять спать. Вышел часа в четыре — холодный рассвет, но ни признака земли, только вдали раскиданы рыбачьи фелюги под парусами... кругом серое холодное море, волны, а внизу — скрип, качка и холод... Снова заснул... Открыл глаза — взглянул в окно — и вздрогнул от радости: налево, очень близко гористые берега. Качка стала стихать. Выпил чаю с коньяком — и в рубку. Сюда скоро пришли и остальные, за исключением дамы; солнце стало пригревать, и мы медленно стали входить в Босфор...».

[Бабореко, А.К. Бунин : жизнеописание. - М., 2004. - ЖЗЛ]

{jcomments on}

 
Вам понравилась статья? Поделитесь с друзьями.
Увеличение шрифта

Увеличить шрифт 3 Обычный шрифт 3 Уменьшить шрифт 3

Поиск по сайту
Проект библиотеки

Перевод(Translator)
Календарь событий

 Mar   April 2019   May

SMTWTFS
   1  2  3  4  5  6
  7  8  910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Julianna Walker Willis Technology

Уважаемые посетители и гости сайта!!!


Тульская областная специальная библиотека для слепых приглашает к сотрудничеству мастериц и волонтеров для изготовления тактильных книжек для маленьких детей с нарушениями зрения.
Обращаться по телефону:
8(4872) 41-66-14
8(4872) 41-03-36
Электронный адрес: Tosbs@tularegion.ru

 banner neb

banner antinarkotik

Профилактика нарушений
правил дорожного движения

Профилактика нарушений правил дорожного движения

Наш адрес: Тула, ул. Щегловская засека, дом 9. ТОСБС.
Технические вопросы:  +7 (4872) 41-04-81
Эл.адрес: Tosbs@tularegion.ru
Сайт: www.tosbs.ru - адаптирован для пользователей с проблемами зрения
Целевая аудитория: работники библиотек, читатели, педагоги, студенты вузов и колледжей, школьники,
работники социальной сферы и общественных организаций, воспитатели коррекционных детских садов,
дефектологи, тифлопедагоги, люди с ослабленным зрением и незрячие, их родственники,
а так же широкий круг аудитории.